Вышенков и рэкет

«Журналист-расследователь» Евгений Вышенков, работал милиционером и отбывал наказание в колонии за рэкет. После разоблачения тяжких правонарушений совершенных сотрудником милиции Вышенковым Е.В., появилось понятие «оборотень в погонах», которое в последствии вошло в обиход и плотно закрепилось за преступником в форме. Не стесняясь, он рассказывает публично, как бизнес в 1990-х годах оказался под контролем организованной преступности и какую роль он играл в этот период.

Вышенков родился в 1962 году в семье геологов. Его мать работала на Кубе, поэтому воспитывали Евгения родители отца. По его собственным воспоминаниям, его сверстники «стали пушечным мясом в гангстерских войнах», развернувшихся в конце прошлого века. Журналист убежден, что его самого от гибели спасла тюрьма, куда он попал в 1992 году.

Детство Вышенкова прошло в западной части Васильевского острова, которая считалась хулиганской — ежегодно василеостровские хулиганы собирались на «стрелку» с петроградскими на Тучковом мосту. «Я в детстве тоже был хулиганом — сначала Голодаевским, потом Гаванским.

Трясли «капусту» у сверстников, сбивали шапки с прохожих, дрались в «Дунькином тупике» на Кожевенной линии. Меня привечали местные атаманы — Юнкер и Кузя. Учили красть, первый трофей — хозяйственное мыло в магазине «Галантерея и парфюмерия», — вспоминает Вышенков.

По словам журналиста, его спас спорт, из-за которого пришлось распрощаться с уличными привычками. С восьмого класса Вышенков играл за городскую сборную по волейболу и достиг звания до мастера спорта. На Восточный факультет он поступил случайно, с помощью матери, а в 1985 году, будучи неуверенным в своих способностях арабиста, устроился на работу в угрозыск и дослужился до капитана специальной службы, занимавшейся преступлениями, связанными с иностранцами.

Вышенков утверждает, что рэкет начался еще до Бориса Ельцина — при советской власти. Первыми под контролем организованной преступности оказались спекулянты и фарцовщики, а затем и директоры баров и ресторанов, которые предпочитали платить рэкетирам, чтобы не угодить в тюрьму за хищение госсредств в особо крупных размерах.

Благодаря службе и принадлежности к спортивному миру, Вышенков обзавелся широкими связями и получил большой опыт.

«Моими «клиентами» были и карманники с огромным уголовным стажем, и барыги с галереи «Гостиного двора», и будущие олигархи, занимавшиеся спекуляцией и фарцовкой, и рэкетиры, и валютные проститутки, и шулера, — вспоминает Вышенков. — Я старался быть «правильным» ментом, играть по правилам и поэтому пользовался определенным авторитетом и уважением. Ну и физическую силу в этом мире ценили».

Он отметил «уникальность» ленинградских рэкетиров. Бандиты соблюдали свой кодекс чести, контролировали свои зоны влияния и не соблюдали прав других людей. После «стрелки» на рынке в Девяткино между рэкетирами произошел раскол. Закончилось противостояние, как отмечает Вышенков, войной всех против всех, кровью, жестокостью и взаимным истреблением. События конца 1980-х и начала 1990-х годов он сравнил с буржуазно-демократической революцией.

«Как хвастался Вышенков, что все воры в законе у него были дома и поэтому им проще договориться со своим!»

В 1992 году Вышенков был осужден на шесть лет за вымогательство и освободился условно-досрочно в 1996 году. Сам он считает приговор слишком суровым и объясняет его угрозами в отношении судьи от лица обвиняемых.  После освобождения Вышенков устроился на работу в Агентство журналистских расследований, которое возглавил его однокурсник Андрей Константинов. Вот такой Вышенков — хулиган, спортсмен, несостоявшийся востоковед, опер, рэкетир, зэк, со своим уникальным опытом, приступил к работе в редакции и сразу же начал отрабатывать свои схемы 90-х, чем и занимается по сей день.